Типикон
Чин Воздвижения Креста: историко–литургический очерк
Богослужебной особенностью праздника Воздвижения Креста Господня, отличающей его в ряду других великих Господских праздников, является вынос на средину храма по окончании великого славословия при пении «Святый Боже» креста для поклонения ему. В некоторых храмах по выносе креста, перед поклонением ему, совершается еще «чин Воздвижения Креста».

Выйдя с крестом на средину храма, предстоятельствующий епископ или иерей полагает его на аналое, кадит крестообразно и молча делает перед ним три поклона; затем, взяв крест с аналоя и держа его двумя руками, он обращается лицом к востоку. Сослужащий ему диакон, держа в левой руке свечу, а в правой кадило, возглашает: «Помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей, молимся Тебе, услыши нас, Господи, и помилуй, рцем вси». Певцы начинают петь первую сотницу «Господи, помилуй». Предстоятель трижды осеняет крестом к востоку и затем, под пение первой половины сотницы, медленно наклоняется, как говорит Типикон, «елико пядию отстояти главе от земли». Склонившись так низко, он снова медленно и постепенно, пока певцы поют вторую половину сотницы, поднимает голову, выпрямляется и воздвизает крест «горе», а затем, под пение заключительного «Господи, помилуй», осеняет им трижды к востоку.

После сего предстоятель обращается лицом к западу. Диакон переходит на противоположную сторону и, стоя перед крестом, произносит: «Еще молимся о стране нашей, властех и воинстве ея, рцем вси». Певцы поют вторую сотницу «Господи, помилуй», а предстоятель воздвизает крест подобно тому, как он совершал это на восток.

Далее предстоятель обращается лицом к югу и после прошения диакона об оставлении грехов, здравии и спасении Святейшего Патриарха, совершает третье воздвизание, певцы же поют третью сотницу «Господи, помилуй».

Затем следует четвертое воздвизание, лицом к северу, чему предшествует прошение диакона: «Еще молимся о всякой души христианстей, скорбящей же и озлобленней, здравия, спасения и оставления грехов требующей, рцем вси».

Таким же образом совершается пятое воздвизание, снова к востоку, по произнесении диаконом «Еще молимся о всех служащих и послуживших во святей обители сей (или в святем храме сем) отец и братий наших, о здравии и о спасении и оставлении грехов их, рцем вси».

Пропев пятую сотницу «Господи, помилуй», певцы поют «Слава, и ныне», кондак праздника «Вознесыйся на Крест волею».

Предстоятель кладет святой крест на аналой и вместе с сослужащими ему поет трижды «Кресту Твоему». Это же поют трижды певцы, после чего начинается поклонение святому кресту и его целование.
Чин воздвижения Креста, прежде чем получить настоящий свой вид, имел многовековую историю формирования. Известная в науке (как самая ранняя) запись этого чина сохранилась в так называемом Иерусалимском канонаре, относящемся по времени своего происхождения к 634–644 годам. «В день воздвижения Креста, ‒ говорится в данном памятнике, ‒ в три часа звонят к службе, входят в диаконник; служащий литургию иерей облачается, украшают три креста или же один только и полагают на престоле; пред престолом произносят ектению и молитву и говорят "Отче наш", стихиру гласа 2-го "Покланяемся, Христе, копию прободившему", стих "Дал еси знамение боящимся Тебе"; ипакои Креста; диакон говорит ектению "Помилуй нас, Боже"; священник подъемлет крест и при пении 50 раз "Кирие, елейсон" обращает его к народу, говорит молитву "О свышнем"; и поют стихиру гласа 6-го "Просвети нас на Крест Твое восшествие", стих "Возвестиша небеса славу Твою", ипакои гласа 6-го "Приидите, вернии, познаим". Говорят ектению "Помилуй нас, Боже". Далее: стихира третья гласа 2-го "Кресту Твоему покланяемся", стих "Сотвори с нами знамение", ектения "Помилуй нас, Боже". Выполняют вышеописанный чин. После этого омывают крест, намащают его благовониями и говорят ипакои Креста; народ прикладывается ко кресту, и крест полагают на престоле».

Первую особенность изложенного чина сравнительно с современным составляет употребление в нем не одного, а трех крестов, из коих украшается, воздвизается и намащается благовониями только один. Вторая особенность чина ‒ не пятикратное воздвизание креста, а, судя по трем ектениям, трехкратное. И третья особенность ‒ омовение воздвигнутого креста, намащение его благовониями и целование. Все эти особенности, не известные современному чину, представляют собою не что иное, как воспроизведение в форме богослужебных обрядов тех исторических обстоятельств, какие имели место, по сообщениям греческих историков, в событии обретения Креста Господня.

Как говорит Сократ Схоластик (V век), мать императора Константина Великого, равноапостольная Елена, прибыв в Иерусалим, после тщательных раскопок в нем обрела Крест Господень, лежавший в земле вместе с крестами двух разбойников. Свидетельство свыше указало Крест Господень. Найденные кресты были возложены поочередно на смертельно больную женщину, которая от прикосновения к ней третьего из крестов исцелилась. Созомен (V век) добавляет еще одну деталь этого события. Он говорит, что епископ Иерусалимский Макарий начал возлагать на больную кресты один за другим, «сотворив наперед молитву и дав знать зрителям, что Божественный Крест должен быть тот, который, будучи возложен на женщину, исцелит ее от болезни».

В чине Воздвижения, как он излагается в Иерусалимском канонаре, нетрудно опознать эти исторические обстоятельства. В самом деле, в обоих случаях, то есть и в событии обретения Креста Господня, и в древнейшем чине Воздвижения, мы имеем дело с тремя крестами. Также не случайно в данном чине и троекратное воздвизание креста или крестов. Оно воспроизводит нам два исторических обстоятельства: воздвижение патриархом Макарием Креста Господня, с одной стороны, и воздвижение трех крестов на больную женщину ‒ с другой. Ектения и пятидесятикратное «Господи, помилуй» на каждом из трех воздвизаний обязаны своим происхождением тому моменту, когда, по преданию, патриарх Макарий воздвизал Животворящий Крест, а народ взывал: «Господи, помилуй». Песнопения, сопровождающие каждое из воздвизаний, говорят об обстоятельстве поочередного возложения крестов на больную женщину. В самом деле, в чине, когда иерей делает первое воздвизание креста, лик поет стихиру, относящуюся не к Кресту Господню как к таковому, а к иному орудию казни: «Покланяемся, Христе, копию прободившему». Равным образом при втором воздвизании певцы поют стихиру, которая не относится непосредственно к Кресту Господню как к таковому, но говорит вообще о значении для нас голгофских страданий Христа: «Просвети нас на Крест Твое восшествие». И только при третьем воздвизании мы слышим стихиру, в своем содержании непосредственно обращенную к Животворящему Древу: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко».


Проследим события обретения Креста Господня далее. Хотя историки об этом и не говорят, но должно с несомненностью полагать, что Крест Христов, лежавший почти три столетия под землей, по отыскании его оказался покрытым прахом. Надо думать, что он был тщательно очищен от этого праха, омыт, быть может, намащен благовониями и потом предложен для целования присутствовавшим. Это все мы видим в древнейшем чине Воздвижения.

Замечательно, что упомянутые действия ‒ омовение и намащение креста благовониями и его целование ‒ происходят в конце чина. Безусловно, в таком порядке протекали и обстоятельства обретения Креста Господня. Трудно допустить, чтобы патриарх Макарий, откопав три креста, сначала их очистил от праха, намастил, а потом стал возлагать на больную. Надо полагать, что это воздаяние благоговения Животворящему Древу последовало после того, когда была установлена его принадлежность Христу. Итак, в самом раннем чине Воздвижения Креста мы видим воспроизведение исторического события обретения Креста Господня и первого его воздвижения. Само это историческое событие, таким образом, положило начало чину Воздвижения.

Как долго существовал чин Воздвижения Креста в том виде, как он описывается в канонаре VII века, т.е. с употреблением трех крестов и трех воздвизаний, неизвестно. По-видимому, употребление в чине Воздвижения трех крестов в отдельных Церквах имело место и в более позднее время, когда чин Воздвижения получил вид, близкий к современному. В Требнике XIII века, когда-то принадлежавшем новгородскому Софийскому собору, говорится, что по окончании чина Воздвижения Креста «пойдет святитель в олтарь, несый крест на плещи, и с ним попове, несуще кресты». В Москве вынос из алтаря воздвизального креста сопровождался изнесением запрестольных креста и образа Богородицы, о чем в Чиновнике Успенского собора говорится: «И вземлют диаконы рипиды, а предельные попы ‒ образ Пречистыя запрестольной меньшой да крест письмяной, а патриарх тогда кадит окрест престола по Уставу. И по славословии, как начнут пети "Святый Боже", и патриарх взем на главу и выносит крест честный на главе, и пойдут северными дверьми». Такая практика существовала здесь еще до середины XVII века, когда на поле данного Чиновника появилась надпись: «А носят один крест, образ Богородицын и крест письмяной отставлен».

Как видоизменялся чин Воздвижения, почему из него исчезли два креста? Это обстоятельство не было случайным и имело свои исторические основания. Известно, что в 614 году, когда персы опустошили Палестину и Иерусалим и патриарх Захария был взят в плен, вместе с ним был унесен завоевателями в Персию и Крест Господень. По мирному договору, заключенному между персами и греками в 628 году, патриарх Захария был освобожден из плена, возвращен был и Крест Господень. Путь Животворящего Креста, длившийся несколько недель, был непрерывным торжеством во славу Креста Господня. Всюду, где следовала процессия с Животворящим Древом, совершались молебствия и поклонение Кресту Господню. По прибытии в Иерусалим Святой Крест был торжественно водружен на прежнем месте, где стоял до пленения. Празднование этого события было установлено на 14 сентября ‒ второй день после дня обретения Креста Господня св. Еленой.

Празднование двух разных событий из истории Креста Господня в два дня, следующие непосредственно один за другим, послужило к отождествлению этих событий в сознании людей, так что 14 сентября стало праздником и обретения Креста, и его возвращения. Обстоятельства же, какими сопровождалось возвращение Святого Креста из персидского пленения, будучи в памяти людей более свежими, чем имевшие место 300 лет тому назад, отразились на чине Воздвижения Креста в сторону его изменения.

Два креста в чине исчезают, остается один, воздвигаемый уже не на три стороны, а на четыре. По Синайскому канонарю X века, в конце утрени после великого славословия священники восходили на амвон и пели тропари «Спаси, Господи, люди Твоя», «Животворящий Крест Твоея благости», «Днесь пророческое» и «Точию водрузися Древо Креста Твоего», причем каждый из этих тропарей повторял и народ, стоящий в храме. Во время пения последнего тропаря на амвон поднимался епископ в преднесении пред ним креста. Епископ делал поклоны перед крестом и воздвизал его на восток, юг, запад и север. Диакон не произносил никаких прошений, но вместе с народом пел на каждом воздвизании сто раз «Господи, помилуй». Интересна одна деталь чина, касающаяся исполнения «Господи, помилуй». Канонарь указывает в каждой сотнице первые три раза «Господи, помилуй» петь протяжно, затем переходить на умилительный напев, а заканчивать сотницу «на крик». По исполнении четырех воздвизаний пели «Вознесыйся на Крест волею». Этот тропарь исполняли многократно, пока совершалось целование Креста.

Указание Синайского канонаря петь «Господи, помилуй» сначала медленно, потом умилительным напевом, а затем кричать, на первый взгляд, может показаться странным. Но вспомним то мощное «Воистину воскресе», которое, словно волна, прокатывается под сводами храма, когда иерей в пасхальную ночь приветствует нас словами «Христос воскресе». Можно полагать, что и в столь своеобразном исполнении в чине Воздвижения Креста «Господи, помилуй» лежала своя традиция, возникшая из тех религиозных оваций, какими сопровождалось шествие Животворящего Древа из персидского пленения в Иерусалим.

Итак, события возвращения Креста Господня дали свое отражение в чине Воздвижения. Он принимает новый вид, отличный от того, какой излагался в Иерусалимском канонаре VII века. Употребление одного креста, воздвизание его на все стороны, значительное увеличение количества раз «Господи, помилуй» сравнительно с более ранним чином ‒ вот его основные черты.

В этом новом порядке чина, разумеется, были свои частности, имевшие значение местных особенностей. Так, если Синайский канонарь указывает совершать воздвизания на восток, юг, запад и север, т. е. «посолонь», то в других памятниках указывается крестообразный порядок воздвизаний, т. е. на восток, юг, север и запад. Другие памятники указывают не четыре, а пять воздвизаний, и опять же в разном порядке: иные на восток, юг, запад, север и восток, иные на восток, север, запад, юг и снова на восток, т. е. «против солнца». В некоторых уставах каждому из воздвизаний предшествует особое прошение, произносимое диаконом, а после каждого воздвизания ‒ пение особого тропаря.

Чин воздвижения Креста, как он излагается в Синайском канонаре X века, может быть назван общепринятым. Наряду с этим в XI и последующих столетиях, вплоть до XV, наблюдаются попытки к некоторому изменению его применительно к местным условиям и реальным возможностям его отправления. В одних случаях эти изменения следуют в сторону усложнения чина. Интересен в этом отношении чин Воздвижения по Дрезденскому списку устава Святой Софии константинопольской. В храме Святой Софии крест до пения великого славословия находился в катихуменах ‒ помещении, расположенном в западной части храма. Во время пения славословия патриарх шел в катихумены, кадил там святой крест и целовал его. Скевофилакс ‒ должностное лицо, близкое современному ключарю, ‒ поднимал крест и в преднесении свечей вносил его в храм. Патриарх шел перед крестом и кадил. При входе процессии в алтарь ее встречал здесь архидиакон с Евангелием. Находившиеся в алтаре священнослужители совершали поклонение кресту, и ключарь, в преднесении свечей и в предшествии патриарха, выносил крест на амвон, в то время как хор пел «Спаси, Господи, люди Твоя». Крест полагался на амвоне на серебряном столике. Патриарх совершал перед ним три поклона и, взяв честный крест, обращался на восточную сторону и воздвизал его. В это время диаконы, стоящие на ступеньках амвона, возглашали с народом «Господи, помилуй» и пели его сто раз. Патриарх благословлял трижды престол к востоку, обращался к южной стороне и, воздвизая крест, так же трижды благословлял им. Потом так же он воздвизал крест, обратясь к западу, а потом ‒ на северную сторону и снова обратясь к востоку. После этого, пятого, воздвизания и исполнения пятой сотницы «Господи, помилуй» певцы пели тропарь гласа 6–го «Днесь пророческое исполняется». Патриарх садился на кресло и отдыхал. Ключарь же относил крест в алтарь и по целовании его всеми находящимися там снова приносил его на амвон. Патриарх еще совершал пять воздвизаний, с той разницей, что на каждом из них пели «Господи, помилуй» не по сто, а по восемьдесят. После этих пяти воздвизаний крест полагался для целования молящимся, в то время как хор пел тропарь гласа 6-го «Токмо водрузися Древо», а патриарх отдыхал. После целования народом креста патриарх в третий раз совершал пять воздвизаний, из которых на каждом пели «Господи, помилуй» по шестьдесят раз. Затем ключарь нес крест впереди патриарха в алтарь и полагал на престоле, в то время как хор пел «Вознесыйся волею». В алтаре патриарх немного отдыхал и затем начинал литургию, без антифонов и ектений, прямо с пения «Кресту Твоему». Ключари омывали святой крест теплой водой и отирали полотенцами. Вода и полотенца как святыня отсылались затем во дворец императора, а крест полагался в алтаре же на особом столе.

Итак, константинопольский чин Воздвижения, как он изложен в Дрезденском списке устава Великой церкви, имел не пять, а пятнадцать воздвизаний, сопровождавшихся пением «Господи, помилуй» в количестве 1200 раз. После первой и второй пятерицы воздвизаний крест полагался для целования.

Сложный со стороны своего церемониала и насыщенный пением, чин Воздвижения, как он излагается в Дрезденском списке, мог быть исполняем в таком храме, как собор Святой Софии, где был многочисленный штат священнослужителей и искусных певцов, или в храме Святой Софии солунской, славившемся своим прекрасным пением. В одном из греческих типиконов XIV века по поводу количества раз пения «Господи, помилуй» в чине Воздвижения сказано: «Должно знать, что "Господи, помилуй" в городе (Солунь) в церквах и монастырях поется на пятом воздвизании 50 раз, а во Святой Софии солунской ‒ 1271 раз». Почему во Святой Софии солунской пели «Господи, помилуй» именно 1271 раз, объяснить невозможно, но из данного замечания Типикона ясно лишь то, что в этом храме были налицо особо благоприятные условия для выполнения уставного указания, то есть имелись искусные певцы, способные точно исполнять столь продолжительное пение.

В других храмах, где, наоборот, не было даже тех возможностей для воздвижения креста, какие предполагаются в чине Синайского канонаря X века, т.е. с пением четырех сотниц «Господи, помилуй», крест воздвигался упрощенным чином. В одном сербском уставе XIV века говорится: «Изыдет поп, нося честное древо, и станет посред церкве поклониться к востоку, знаменая люди крестом. Такожде на десно и на лево, на запад поюще "Спаси, Господи, люди своя", и положат крест на целование. Певцы же поют "Кресту Твоему"». Вот и весь чин. В нем только четыре осенения крестом: на восток, юг, север и запад ‒ и нет ни диаконских прошений, ни пения «Господи, помилуй». Осеняющий крестом иерей сам в это время поет «Спаси, Господи». Певцы же поют «Кресту Твоему» после того, как крест будет положен для целования.

Многообразие чинов Воздвижения объясняется тем, что обряд воздвижения креста составлял непременную и общецерковную особенность праздничного богослужения. Это видно из содержания службы праздника Воздвижения Креста Господня. Ее песнопения содержат многократные упоминания о предстоящем воздвижении Креста, как бы подготовляя этим верующих к великому торжеству. Уже первая стихира на «Господи, воззвах» на малой вечерне начинается словами «Крест возносится». Наступает великая вечерня, и первая стихира праздника нам говорит: «Крест воздвизаемь, на нем Вознесеннаго страсть пречистую пети повелевает твари всей». То же самое мы слышим в словах второй стихиры. Называя крест похвалой верных, утверждением страдальцев, удобрением апостолов, поборником праведных и спасителем всех преподобных, Церковь говорит: «Тем тя воздвизаема зрящи, тварь веселится». На вечерней литии Церковь опять напоминает нам, что «днесь Крест воздвизается». И чем ближе становится желанное явление верующим Креста, тем сильнее звучит призыв Церкви к молитвенному и радостному созерцанию воздвизаемой святыни: «Крест воздвизается», «Крест пресвятый, на высоту возносимь, является днесь», «Днесь происходит Крест Господень». Чин воздвижения Креста является своего рода кульминацией праздничного богослужения, подобно тому, как великое водоосвящение составляет центральный пункт богослужения праздника Богоявления Господня или как молитвы о наитии Святого Духа, читаемые на вечерне в праздник Пятидесятницы, составляют особенность богослужения этого праздника. Один из виднейших древнерусских литургических деятелей, свт. Киприан, митрополит Московский, в поучении к новгородскому духовенству писал: «А на Воздвижение Честнаго Креста в всякой церкви, по всей земле, где христиане живут, Крест воздвизают, хотя бы один поп был, на славу Честнаго и Животворящаго Креста». Очевидно, из этого обстоятельства происходит само название праздника Воздвижения Креста Господня всемирным.

Н.Д. Успенский

Из его ст.: Чин воздвижения Креста. Историко-литургический очерк. Журнал Московской Патриархии. 1954. № 9.



Николай Дмитриевич Успенский ‒ российский специалист в области церковной истории, исторической и систематической литургики, древнерусского церковно-певческого искусства, восточно-христианской гимнографии, выдающийся литургист и музыковед; преподаватель Ленинградской консерватории, профессор Ленинградской духовной академии. Родился 3/15 января 1900 года в семье священника Новгородской епархии. Получил образование в Петроградском Богословском институте и в Ленинградской государственной консерватории. Служил регентом в ленинградских соборах. Преподавал полифонию в консерватории и одновременно был заведующим кафедрой литургики Ленинградской духовной академии, руководителем регентского класса при Ленинградских духовных школах. Когда от него потребовали отказаться от преподавания в духовной академии, был вынужден оставить работу в консерватории. Скончался 23 июля 1987 года в Ленинграде.

Made on
Tilda