ВОИН ХРИСТОВ. ХХ ВЕК
Митрополит Феофан (Туляков) (1864-1937)
Митрополит Феофан (Туляков)
Митрополит Феофан (в миру – Василий Степанович Туляков) родился 25 февраля 1864 года в Санкт-Петербурге в семье потомственного почетного гражданина и дворянки, дочери военного врача. С детских лет он имел желание посвятить себя служению Церкви Христовой в священноиноческом сане, но по воле родителей поступил в Императорское Санкт-Петербургское коммерческое училище. Когда же 17-летний юноша посоветовался о своем призвании с митрополитом Московским Макарием, тот благословил его поступить в богословские классы семинарии. По рекомендации ректора семинарии протоиерея Николая Розанова к экзаменам его готовили братья Налимовы, старший из которых впоследствии стал архиепископом Владимирским и Суздальским.

В 1883 году Василий поступил в богословский класс и спустя два года окончил семинарию. Он успешно поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию и закончил ее в 1889 году со степенью кандидата богословия, с правом получения магистерской степени без нового устного испытания. На соискание степени магистра богословия он представил свое сочинение «Чудо, христианская вера в него и ее оправдание. Опыт апологетико-этического исследования».

Святитель Феофан Затворник
В своем стремлении служить Церкви Христовой Василий Туляков предполагал принять монашество еще в академии, как советовал ему митрополит Макарий. Но, вступив в переписку с епископом Феофаном Затворником, он получил совет повременить. Святитель написал: «Судя по порывам сердца Вашего, с силою прорывавшимся и постоянно живущим в нем, можно признать, что Господь зовет вас в монахи. Но самые сии порывы, спрашиваете Вы, не имеют ли небожественного источника? Положите в сердце своем вступить в монашество без сторонних намерений – с одним исключительным только желанием душу спасти и стяжать сердце чистое и богопреданное и разумение духовно-премудрое, какое видите светло-блестящим в аскетических писаниях отеческих. Если же с принятием монашества у вас соединяется что-нибудь постороннее, то лучше в монашество совсем не постригаться, а жить в миру и стремиться быть искренним христианином».

Признавая для монаха обязательным безусловное послушание, Василий Степанович сознавал, что справедливое требование святителя относительно условия принятия монашества он не может в точности исполнить, потому что с этим желанием соединялось в нем желание епископского служения, а это последнее перед пострижением, по словам святителя Феофана, нужно было «выкинуть из головы».

Как ни прискорбно было Василию Степановичу отказываться от своего давнего желания, он, однако, согласился с доводами святителя и уехал в деревню, в имение своей матери, где занимался сельским хозяйством и изучением святых отцов-аскетов. Почти пятнадцать лет, постепенно ослабевая, происходила в нем внутренняя борьба помыслов. Наконец помыслы о епископстве совершенно оставили Василия Степановича, и тогда он обратился к своему бывшему ректору академии митрополиту Антонию (Вадковскому) за советом относительно избрания монастыря. Митрополит благословил поступать в Александро-Невскую лавру. Приняв эти слова за указание Промысла Божия, В.С. Туляков 23 апреля 1905 года поступил в лавру послушником-пономарем.

«Если сердце Ваше, – писал ему ранее святитель Феофан, – будет хранить свое рвение к монашеской жизни, то вступление в нее будет благотворно для Вас». Справедливость этих слов Василий Степанович испытал во время послушничества, этот период был самым счастливым и радостным в его жизни.
Александро-Невская лавра
11 октября 1905 года он был пострижен в монашество с именем Феофан – в память затворника Вышенского. В том же году состоялось его рукоположение во иеродиакона и иеромонаха. 5 ноября 1908 года он был возведен в сан архимандрита и назначен членом духовного собора лавры. 1 февраля 1909 года архимандрита Феофана назначили наместником Александро-Невской лавры. 6 мая 1911 года архимандрит Феофан был награжден орденом св. Анны 2-й степени, а 18 октября того же года Всемилостивейше разрешено ему носить пожалованный Его Величеством королем Сербским Петром I орден св. Саввы 2-й степени. 6 мая 1913 года последовало заслуженное им награждение орденом св. Владимира 4-й степени, а 23 августа того же года – золотым наперсным крестом с украшениями из Кабинета Его Величества, по случаю 200-летнего юбилея лавры, «за отлично-усердную службу Церкви Божией».

В 1914 году началась война с Германией, и архимандрит Феофан, будучи наместником лавры, не остался в стороне: ряд помещений обители были подготовлены для устройства госпиталя на 100 коек, который содержался на средства лавры; при выписке выздоравливающие получали пособие и одежду от обители. Из средств лавры отпускались также большие суммы для воинских семейств и на военные нужды. По Варшавской железной дороге на поле военных действий постоянно выезжал военно-полевой госпиталь, организованный Красным Крестом и содержащийся во все время военных действий также на средства Александро-Невской лавры.

21 мая 1916 года Государь Император Высочайше утвердил доклад Святейшего Синода о возведении архимандрита Феофана в сан епископа Кронштадтского, с оставлением его в должности наместника Александро-Невской лавры. В своей речи при наречении во епископа Кронштадтского 31 мая 1916 года ставленник поведал об основных вехах своего жизненного пути и в заключение сказал: «Святитель Феофан, поучая меня, писал: "Ведайте, что архиерейство дается по особому Промыслу Божию, что степени архиерейства должно соответствовать духовное совершенство, коего знаки суть чистота сердца и живой союз с Господом, в преданности Богу. Без этого архиерей бывает только по имени. Я из числа таковых", – добавляет святитель. Вполне сознавая и чувствуя, как необходима чистота сердца для молитвы, для живого союза с Господом Богом, я усердно молю Всевышнего, чтобы Он ниспослал мне Духа премудрости и разума, Духа совета и крепости, Духа ведения и благочестия и Духа страха Божия в предстоящем мне святительском служении».

Всероссийский съезд монашества, 1909 год. Архимандрит Феофан во втором ряду, девятый слева
Революционные события застали Преосвященного Феофана на Калужской кафедре, где он неутомимо проводил богослужения и проповедовал слово Божие. Несмотря на распространение и насаждение обновленческой идеологии в эти трагичные для Русской Церкви годы, епископ Феофан остался преданным избраннику Божию – Святейшему Патриарху Тихону. Сам Преосвященный в 1925 году попал под следствие, временно епархией управлял викарный епископ Малоярославецкий Иоасаф (Шешковский).

В это страшное время всенародного бедствия, когда усилилась молитва о спасении и помощи, владыка Феофан написал акафист Необоримой Заступнице земли Калужской, в котором есть такие слова: «Защити ны, Владычице, от всех врагов видимых и невидимых». Отправляясь в 1927 году на Псковскую кафедру, архиепископ Феофан оставлял Калугу с чувством, что Сама Пречистая будет «ходатайствовати о граде Калуге и всех людех страны сея».

В 1935 году, став управляющим Горьковской и Арзамасской епархией, он был возведен в сан митрополита. Страшная волна репрессий, беззакония и произвола обрушилась на Горьковскую область в эти годы. В июне 1937 года состоялась V областная партконференция, на которой был избран новый первый секретарь обкома партии – Ю.М. Каганович. Через год он доложил делегатам IV Горьковской городской партконференции: «Горком, вся партийная организация взялись за выполнение директив ЦК и указа­ний Сталина – выкорчевывание врагов партии, ликвидацию последствий вредительства». И пояснил, что «в области провели такую работу по разгрому врагов, о которой год назад было даже трудно предполагать».

Репрессиям подверглись многие хозяйственные и дру­гие руководители области: к середине 1938 года были аре­стованы 82 директора заводов и фабрик, управляющих различных учреждений, 68 руководителей железнодорож­ного транспорта, 30 – водного, 16 работников коопера­ции, 18 работников Заготзерна, 35 директоров и преподавателей школ, техникумов, вузов области. На Горьковском автозаводе директор, все начальники цехов были объявлены вреди­телями. Летом и осенью 1937 года прошли массовые аресты священнослужителей и мирян.
В это время был арестован и заключен в спецкорпус Нижегородской тюрьмы митрополит Феофан. Сразу же после ареста его поместили в подвальную камеру, которую заливали водой. Допрашивали митрополита начальник 4-го отдела Госбезопасности Мартынов, начальник 7-го отделения 4-го отдела УГБ Кострынин и оперуполномоченный того же отдела Артамонов. В следственном деле нет рукописных протоколов, за исключением анкет, заполненных рукою владыки Феофана. Единственный (машинописный) протокол составлен самим Мартыновым. Под ним стоит подпись владыки Феофана, но есть обоснованные сомнения в подлинности этого документа. Во всяком случае, Мартынов в 1938 году был арестован и обвинен в том, что занимался фальсификацией оперативных и следственных материалов.

Приведем фрагмент протокола: «Вопрос: О каких указаниях, получаемых Сергием Страгородским от сотрудников английского посольства, вы говорите? Ответ: Речь идет о шпионской работе, которую Сергий Страгородский проводил в пользу Англии. Из разговоров, которые у меня были с Сергием Страгородским, мне было понятно, что он состоит на службе в английской разведке, по заданиям которой и проводил шпионскую деятельность. Чтобы не возвращаться к этому вопросу, скажу прямо, что в шпионскую деятельность Сергий Страгородский вовлек и меня. По заданию Сергия Страгородского я собирал шпионские сведения о положении в Советском Союзе и, в частности о состоянии ж.-д. транспорта и настроения рабочих, и передавал эти сведения Сергию Страгородскому, а он, в свою очередь, передавал их сотрудникам английского посольства, о которых я показал выше».

Митрополиту предъявили обвинение в том, что он проводил активную деятельность, направленную на свержение советской власти и реставрацию капитализма в СССР, что возглавляемая им Горьковская контрреволюционная организация осуществляла повстанческую, шпионскую, диверсионно-террористическую деятельность, в частности, в Лысковском районе в течение 1936–1937 годов было совершено свыше двадцати поджогов имущества колхозов и колхозников – активистов села, уничтожено большое количество заготовленного лесоматериала и леса на корню, сожжен салотопный завод, принадлежащий Лысковскому РПС.

21 сентября 1937 года Особой Тройкой областного управления НКВД митрополит Феофан был приговорен к расстрелу, и 4 октября приговор был приведен в исполнение. Место, где расстрелян и погребен митрополит Феофан, до сих пор остается невыясненным.



«Дивеевская обитель»

Составлено по кн.: Иеромонах Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Кн. 1. Тверь, Булат, 1992 г.

Made on
Tilda